В последнюю субботу июня в России традиционно отмечают День изобретателя и рационализатора. Как удалось выяснить корреспонденту «НД», в последнее время в Дагестане количество изобретений, внедренных в производство, резко снизилось. За минувший год, к примеру, в республике оказалось востребованным всего одно изобретение. О причинах отставания на этом стратегическом направлении рассказывает заслуженный изобретатель РД, руководитель Агентства по дорожному хозяйству Дагестана Загид Хучбаров.

— Загид Гаджиевич, получается, что изобретения сегодня никому не нужны?

— Не просто нужны, а жизненно необходимы. Сегодня соревнование мировых экономик, по существу, превратилось в соревнование технологий. А технология — это не что иное, как чье-то реализованное изобретение.

— Вы помните свое первое изобретение?

— Прекрасно помню. В то время я работал прорабом на строительстве моста через Аварское Койсу в Тляратинском районе. Там оно и было внедрено. После этого в мостостроении перестали работать существовавшие до этого технологии надвижки металлического пролетного строения мостов весом до 500 тонн. Эффективность внедрения составила 95%! К слову, на тот момент я был первым, кто получил авторское свидетельство СССР на изобретение в дорожной отрасли Дагестана. Оно, кстати, не устарело и сегодня, уже 40 лет успешно служит. Последний раз мы его применили 20 дней назад на надвижке пролетного строения моста через реку Андийское Койсу.

Многие не понимают, что такое изобретение. Это всегда продукт интеллектуального труда инженера, который может одномоментно на 180 градусов развернуть целые направления науки и производства. Одно изобретение может свести к нулю многолетние результаты работы нескольких НИИ. Я недавно начал работать над книгой, пытаюсь обобщить свой опыт управления производственным предприятием. Так вот в ходе работы вышел на интересные выводы. Скажите, как по-вашему, в чем главное отличие принципов управления при социализме и сегодня?

— В форме собственности.

— На самом деле коренных отличий нет. Когда в 1976 году меня назначили прорабом Мостостроительного управления, я купил книгу — учебное пособие для руководящих управленческих кадров «Труд руководителя». Прочитал ее не один и не два раза, а потом обращался к ней всякий раз, как у меня появлялись какие-то вопросы, для ответа на которые у меня не хватало собственного опыта. И знаете, книга прекрасно работала, помогая мне постигать азы управления. Больше того, это пособие и сегодня лежит на моем рабочем столе, потому что основные принципы управления по существу не претерпели изменения.

— Вы меня удивили, признаюсь. Изменилась форма собственности, стимулы, приоритеты, а принципы не поменялись…

— Все так, поверьте. Я лично считаю, что главное отличие нынешнего производства от производства социалистического заключается вовсе не в форме собственности. Есть такой документ «Баланс предприятия», там отражена вся его хозяйственная деятельность. Знаете, в чем главное отличие «социалистического» баланса от баланса «капиталистического»? В последнем появился всего один новый пункт, на мой взгляд, чрезвычайно важный и информативный — нематериальный актив, где отражается интеллектуальная собственность предприятия. Почему эта деталь из бухгалтерского баланса, на мой взгляд, так важна? Попытаюсь объяснить. По большому счету особой разницы нет, кому принадлежит собственность. Главное, кто и как ею управляет. И в этом плане высокая доля интеллектуальной собственности в активах предприятия — главный маркер, позволяющий сделать вывод о том, что система управления является эффективной. И значит, при всех прочих равных возможностях именно это предприятие будет добиваться лучших результатов в конкурентной борьбе.

— То есть мы опять вернулись к изобретениям.

— А мы сегодня постоянно будем возвращаться к ним. Смотрите, нематериальный актив — это право пользоваться результатом интеллектуального труда. Интеллектуальный труд, а, проще говоря, изобретение, в советское время фиксировался авторским свидетельством СССР. Ученый-изобретатель получал право авторства и разовую премию — 50 рублей. Право владения изобретением переходило государству, и любой мог внедрить его на своем производстве. Автор при этом имел право получать вознаграждение, но не более 20 тысяч рублей за одно изобретение. В каких-то крупных предприятиях изобретения получали серьезное внедрение, а добиться большого размаха в средних и небольших предприятиях не удавалось, так как не было стимулов для их вовлечения в хозяйственный оборот.

В рыночной экономике владельцем изобретения становится либо предприятие, либо автор. Правоустанавливающий документ — патент. При этом после получения патента интеллектуальная собственность становится товаром и очень грозным оружием по повышению конкурентоспособности производимого товара. Кстати, монополию на изобретение не может оспорить ни один антимонопольный орган (соответствующие законы приняты практически во всем мире).

На практике это означает, что без разрешения владельца никто не может использовать изобретение. Хотите внедрить — покупайте право. Но знайте, что это обойдется вам очень недешево. При этом происходит постоянная переоценка нематериальных активов. Бывают случаи, когда актив, который сегодня стоит миллион, завтра оценивается уже в 100 миллионов.

— Такие скачки, очевидно, характерны для секторов экономики с наукоемким производством?

— Все правильно. В таких производствах доля интеллектуальной собственности в товаре доходит до 85%. Эти компании считаются самыми ценными в рыночных условиях. Интеллектуальная собственность практически везде открывает доступ к льготным кредитным ресурсам и обеспечивает монопольное положение и конкурентоспособность товара. Именно такие компании будут лидерами в производстве и на рынке.

— Богатые компании могут купить интеллектуальную собственность в виде готовых технологий. А как быть рядовым предпринимателям, желающим увеличить долю нематериальных активов в собственном балансе?

— Рецепт очень простой — брать на работу высокообразованных, целеустремленных сотрудников, желающих продолжать учиться и на производстве. Компании сильны людьми со знаниями. А если сильны компании, сильна республика, сильна страна. Посмотрите для примера на ту же Америку, Японию, развитые европейские страны. Ведущие предприятия там буквально напичканы интеллектуальной собственностью, и именно они обеспечивают самую высокую прибыль. Естественно, они постоянно растут в цене.

— Вывод напрашивается однозначный — сегодня любое развитие в экономике определяют технологии, интеллектуальный фактор.

— Все верно. Техника — это всегда носитель технологии. И одновременно побудительный фактор для выработки новых методов и способов управления. В совокупности это приводит к высокой производительности, высоким заработкам, высокой прибыли.

Например, в Америке есть техника и технологии, которые позволяют за 24 часа построить мост длиной 18 метров. Уточняю, мост капитального типа на магистральной дороге. Для сравнения: по российским нормам строительство такого моста занимает около 40 дней. В Дагестане мы смогли внедрить технологии, позволяющие нам построить такой объект за 10 дней. Вот вам реальный маркер, при помощи которого легко определить место любой компании на рынке.

Еще пример. Сегодня в мире существует техника, перевозящая асфальт на расстояние до 400 км без потери температуры и его свойств. Если бы у нас была такая техника и технологии, на весь Дагестан хватило бы одного асфальтного завода производительностью 350 тонн в час (в Америке такие заводы буквально напичканы электроникой и поэтому их обслуживают всего 4 человека). Мы бы разместили этот завод в Кизилюрте и закрыли все проблемы с асфальтом. При этом очевидно, что мы бы сэкономили миллионы рублей и существенно увеличили качество и производительность труда (в странах, использующих подобные технологии, нормой является укладка 4–5 км асфальта в сутки).

Ясно, что такие темпы работы гарантированно обеспечивают высокую прибыль, высокие зарплаты и высокую налоговую отдачу. Нам не нужны десятки мелких организаций с одним бульдозером, грузовиком и асфальтовым катком. Две-три компании с современной техникой и технологиями легко выполнят такой же объем работ с меньшими затратами и лучшим качеством. Добавьте к этому деньги, сэкономленные на зарплатах управленческому аппарату, и поймете, что будущее за серьезными игроками. Кстати, к таким же выводам подталкивает дагестанских дорожников и конкурентная среда, сложившаяся в отрасли. Именно она заставляет предприятия все больше вкладывать в науку, новую технологию и в образование сотрудников.

В своей книге я планирую дать четкие рекомендации развития любой отрасли на примере дорожной отрасли республики. Тем более что здесь нам удалось добиться значительных успехов. Вот таблица, которая говорит сама за себя.

— Загид Гаджиевич, а как, собственно, у вас возникла идея написания пособия по управлению современным производством? Обычно этим занимаются теоретики, а вы — типичный практик.

— Прежде чем ответить на этот вопрос, немного расскажу о своем опыте управленца. Я всю жизнь отдал производству. Начинал с мастера по строительству мостов. Знаю, что такое технологии 70-х годов прошлого века и что такое современные технологии в строительстве. И понятно, что у меня есть возможность сравнить.

В 27 лет я был назначен начальником Мостостроительного управления Дагавтодора и начал на практике изучать советскую плановую систему управления. Работал настолько плотно, что на отдых времени у меня практически не было. Поверите, в первый раз я взял отпуск в 45 лет?

— Вы по натуре трудоголик?

— Очевидно. Во всяком случае, и сегодня мои подходы к работе не очень изменились. В общем, я поработал на производстве, получил первый опыт управленца, изучил вопросы проектирования, строительства. Параллельно занимался наукой. В 1987 году защитил кандидатскую диссертацию в самом престижном вузе страны — Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. Предмет моей особой гордости — в диссертацию эту вошли 17 полученных мною авторских свидетельств СССР на изобретения.

Я построил десятки транспортных сооружений в республике и в стране, устанавливая рекорды по скорости и качеству строительства. И постоянно придумывал разные формы управления. Изучал всех классиков, начиная с Карла Маркса, Адама Смита, Альфреда Маршалла, Джона Милля. Пытался классические правила переносить на наши реалии. Постоянно сталкивался при этом с множеством проблем, совершал много ошибок. Думаю, из-за нехватки знаний и опыта.

Собственно, и книгу эту я решил написать не для того, чтобы показать, какой Хучбаров молодец. Глубоко убежден — нельзя допускать, чтобы каждое поколение совершало одни и те же ошибки, наступало на одни и те же грабли. Именно поэтому я пытаюсь сделать личный опыт и личные поиски общим достоянием. Может быть, мои ошибки помогут кому-то избежать своих, а мои наработки в области управления станут пособием для тех, кто хочет работать более эффективно.

— Мерило успешности любого бизнеса — это прибыль. Расскажите, как при помощи внедрения современных методов управления ее увеличить.

— Очевидно, что высокая прибыль — это прежде всего экономия людских и материальных ресурсов, а также высокая производительность. В советское время все этапы каждого производственного процесса были четко расписаны буквально по пунктам. Все это ограничивалось уровнем фонда оплаты труда и контролировалось банком. Перерасход материала и фонда оплаты труда не допускался. Если это происходило, то это означало неумение управлять ресурсами и каралось отстранением от должности. Должен отметить, что управленческие вопросы в СССР были очень хорошо отработаны, так что тут и сегодня есть чему учиться.

— Да, но при этом мы так и не смогли догнать Америку, как ни пытались.

— Мешала одна деталь, очень важная. Мы сильно отставали в машиностроении. Особенно не хватало общестроительной и специализированной высокопроизводительной техники. То есть мы снова возвращаемся к началу нашего разговора о значении нематериальных активов, которые неминуемо трансформируются в активы материальные.

— Вот любите повторять, что высокие прибыли — это высокая налоговая отдача. В реальности же мы видим, что большинство российских компаний увеличивают свою прибыль, как раз уходя от налогов и сползая в «тень».

— Такой перекос происходит тогда, когда низкая производительность труда не позволяет предприятию выпускать реально конкурентоспособную продукцию. Отсюда главная задача — всемерно повышать производительность труда, внедрять новые технологии, новую технику. Возьмем, к примеру, две компании, работающие в одной отрасли. Одна может построить объект с прибылью 20%, вторая — с убытками. Первая сможет заплатить большие налоги и заработать деньги на дальнейшее развитие, вторая будет вынуждена уходить от налогов, чтобы остаться на плаву. Запустив на территорию компании с низкой рентабельностью, мы подрываем экономику региона. Мы должны это понимать и должны нести ответственность за это.

Я лично считаю, что для каждого региона необходимо вводить два серьезных ограничения (речь идет о базовых отраслях). Если уровень рентабельности компании будет, к примеру, ниже 20%, компания лишается возможности участвовать в торгах. Второе ограничение касается стоимости активов — если они будут ниже определенной величины, организация опять же к торгам не должна быть допущена. Высокая прибыль и высокие зарплаты — это социальная ответственность компании на территории, где она работает.

Сегодня все жалуются на коррупцию в ходе торгов, на то, что зачастую тендеры выигрывают фирмы практически без активов. Такие компании приводят к срыву государственных программ на территории региона. Можно привести десятки примеров. Меры, которые я предлагаю, как раз позволяют всего этого избежать.

Во многих крупных акционерных компаниях с оборотами в десятки миллиардов со своими контрагентами поступают именно так. И нам, уверен, необходимо перенять их опыт. Это сразу же даст скачок в развитии территории, увеличит собираемость налогов, будет способствовать росту зарплат.

— Принципы управления, о которых вы говорите в своей книге, «работают» только в дорожной отрасли? Или они могут быть использованы и в других секторах экономики?

— Принципы управления всегда универсальны. Неважно, где их использовать, важно — как. Мне достаточно изучить трехлетний баланс любого предприятия, и я буду готов разработать комплекс мер по оздоровлению ситуации на нем.

Что касается дорожной отрасли, то система управления, которую я создаю, может позволить построить некоторые типы инженерных сооружений дешевле на 3–5% и почти на 50% быстрее любых конкурентов в стране за счет 50 элементов интеллектуальной собственности, защищенных патентами. Моя система позволяет создать объекты «под ключ», начиная с проектирования. На некоторых объектах она уже апробирована, результаты есть. Кроме того, система может обеспечить управление дорожным бюджетом любого региона и обеспечить рентабельность на уровне 15–20% для всех компаний, реализующих дорожный бюджет региона.

У нас в республике есть компании, которые дают 8–10% рентабельности. Есть и такие, которые дают 1–2 %. Их большинство. В рамках системы управления предусмотрена реорганизация и модернизация всех предприятий, участвующих в дорожно-строительных работах региона, и увеличение их рентабельности.

Предусмотрены также меры по слиянию здоровых и ликвидации убыточных предприятий, а также механизмы вовлечения серьезных инвестиций в отрасль. Я имею в виду не банковские кредиты, за счет которых сегодня работать невозможно. Инвестировать будут физические лица. По информации из СМИ, около 30 млрд рублей, принадлежащих жителям республики, находятся на депозитах банков и работают на экономику других регионов. Считаю, что вполне реально заинтересовать людей высокой доходностью и серьезными гарантиями, подкрепленными солидными активами предприятий, участвующих в реализации этой программы. Акции этих компаний вполне могут стать ликвидным и востребованным товаром после того, как люди увидят на деле доходность этих ценных бумаг. Которая гарантированно будет выше банковской.

Ничего нового в этом предложении нет, сегодня все это стихийно имеет место в гражданском строительстве. Опробован этот путь и за рубежом. В 19-20 веках в Европе и Америке именно так создавали крупные производственные корпорации. Уверен, внедрение моей системы управления приведет к очень серьезному развитию экономики региона на долгий период.

К концу года я готов предложить такой план устойчивого развития дорожной отрасли в Дагестане. По-другому скачка в развитии не будет. Методы, которыми мы пользуемся сегодня, устарели и себя исчерпали.

— Вы управляете дорожным хозяйством республики вот уже четыре года. А почему-то вопросами управления озаботились только сегодня. С чем это связано?

— Раньше меня интересовали в основном технические проблемы отрасли. Я регулярно решал их, постоянно что-то изобретая и рационализируя. Надо сказать, что для меня это была очень интересная работа, отнимающая все свободное время. А в последние четыре года, став руководителем серьезного ведомства, я вдруг увидел все проблемы отрасли изнутри. Со многими из них, касающимися, в частности, бюджетного планирования, столкнулся впервые.

За это время мы многого добились, серьезно продвинулись в качестве, технологиях, освоили новые методы управления. Без учета всего этого система была бы неполноценной. А самое главное — пришло понимание того, как сделать систему по-настоящему работающей, умеющей оперативно отвечать на вызовы, самостоятельно вести учет возникающих проблем и поиск их решения.

Как я уже говорил, несмотря на то, что система в основном ориентирована на дорожную отрасль, она универсальна и легко может быть внедрена в любом секторе экономики. Для ее реализации нужны только грамотные специалисты, нацеленные на результат и хорошо знающие проблемы своих отраслей.

— Как вы предлагаете на практике реализовывать ваши методы управления? У вас уже есть план?

— Есть, конечно. Для начала науке нужно перестать решать надуманные проблемы. Нужно создать рынок проблем и научных достижений по отраслям. Может быть, стоит создать орган, занимающийся исключительно внедрением интеллектуальной собственности в производство. Наука должна начинать активно решать проблемы производства. Если вдруг выяснится, что на решение проблемы уйдут годы, готовые научные достижения следует покупать. Деньги на это в обязательном порядке заложить в бюджет на возвратной основе. Собственный опыт внедрения инноваций убеждает меня, что вложения в интеллектуальную собственность окупаются очень быстро.

Источник: Новое дело. https://ndelo.ru