Продолжение серии материалов ИФРБ об особенностях коллективного управления авторскими правами

Совсем недавно Институт финансового развития бизнеса рассказывал читателям о коллективном бездоговорном управлении авторскими правами. Сегодня мы подробнее остановимся на отечественном опыте в контексте присоединения России к Всемирной торговой организации (ВТО).

В параграфе 1218 Доклада Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации от 16 ноября 2011 года (далее – «Доклад») представитель России заявил, что Российская Федерация пересмотрит свою систему коллективного управления правами, чтобы отменить недоговорное управление правами в течение пяти лет после вступления в силу части четвертой ГК РФ.

Вместе с тем, соответствующие изменения до сих пор не внесены в ГК РФ, и реальных предпосылок в сторону их внесения не предвидится. Непосредственное применение параграфа 1218 Доклада и конституционность пункта 3 статьи 1244 ГК РФ стали предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации. В Определении от 06.11.2014 № 2531-О Конституционный суд указал, что Протокол о присоединении Российской Федерации к Соглашению ВТО является составной частью ее правовой системы и в то же время служит правовым основанием включения самого Соглашения ВТО в правовую систему России.

В соответствии с параграфом 1450 Доклада к числу обязательств Росси Основные тенденции развития права интеллектуальной собственности в современном мире, в том числе новые объекты интеллектуальных прав и глобальная защита 135 пункт 2 Протокола, относится обязательство, предусмотренное параграфом 1218 Доклада. В то же время КС РФ отметил, что решение вопроса о возможности непосредственного применения параграфа 1218 Доклада не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, равно как и проверка соответствия действующих в Российской Федерации законов международно-правовым актам. Проблема исполнения обязательств согласно Докладу была освещена и Судом по интеллектуальным правам при рассмотрения иска о признании незаконным бездействия Минэкономразвития, выразившегося в неисполнении международного обязательства Российской Федерации, закрепленного в параграфах 1218, 1450 Доклада.

В Постановлении от 18.11.2015 № С01-881/2015 по делу № А40-170870/2014 Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что параграфы 1218 и 1450 Доклада предусматривают не автоматическую отмену положений части четвертой ГК РФ о бездоговорном управлении правами по истечении пяти лет после его принятия, а возникновение международного обязательства Российской Федерации по пересмотру (изменению) своего внутреннего законодательства. Таким образом, отмечает суд, положения Соглашения ВТО, изложенные в параграфе 1218 Доклада представляют собой обязательство Российской Федерации по изменению внутреннего законодательства и не могут применяться непосредственно без внесения соответствующих изменений во внутреннее законодательство, которое и регулирует спорные правоотношения. На заседании Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам, состоявшемся 31.11.2014, председатель СИП Л.А. Новоселова указала, что «никаких обязательств по внесению изменений в законодательство Россия не принимала.

Мы пообещали только рассмотреть эти положения, рассмотрели и пришли к выводу, что их менять не надо. Потому никаких сомнений относительно принятия к рассмотрению таких дел [по бездоговорной системе управления правами] быть не может».178 Позицию об отсутствии у России обязательств отменить систему бездоговорного коллективного управления авторскими правами и поддержку такой системы высказали также ректор РГАИС И.А. Близнец, замдиректора нормативно-правового департамента Министерства культуры Ксения Мирясова, заместитель гендиректора ВОИС Эрик Вальдес-Мартинес. Исключительно за договорное управление на заседании НКС СИП выступили руководитель практики интеллектуальной собственности и товарных знаков «Пепеляев Групп» Валентина Орлова и профессор юридического факультета МГУ И.А. Зенин. Практикующими юристами также высказывается мнение, что если правообладатель не обращается в какуюлибо организацию для защиты своих прав, это говорит о том, что у него нет намерения получать какое-либо вознаграждение от использования третьим лицом результата его интеллектуальной деятельности, а также их защищать, в этой связи бездоговорное управление является в принципе неверной конструкцией в сфере защиты авторских прав. В пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования механизма коллективного управления авторскими и смежными правами», подготовленному Минкомсвязью России, указывается, что сущностный недостаток внедоговорного коллективного управления кроется в игнорировании воли правообладателя, что абсолютно недопустимо для правовой системы, широко использующей для целей гражданско-правового регулирования принцип осуществления прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ).

Вместе с тем авторы настоящих Методических рекомендаций считают, что само по себе бездоговорное коллективное управление авторскими правами является допустимым и не противоречит нормативно-правовым актам Российской Федерации и международным договорам с участием России. Более того, отмена бездоговорного управления приведет к ущемлению прав правообладателей и интересов пользователей. Необходимо принять во внимание, что бездоговорное управление сводится к управлению правами на обнародованные музыкальные произведения, к получению вознаграждения по праву следования и вознаграждения в случаях, когда согласие правообладателя на использование в принципе не требуется.

Возможность использования произведения без согласия правообладателя установлена законом (статьи 1245, 1326 ГК РФ). В этом случае правообладатель в принципе не может запретить использование своего произведения, но имеет право на получение вознаграждения за такое использование. Отметим, что коллективное управление осуществляется только в отношении определенных способов использования РИД, наиболее распространенных – не охватывает, например, такие правомочия, как переработка и включение в сборники, что не лишает правообладателей и авторов возможностей по самостоятельной защите своих прав и, таким образом, ОКУП не подменяет и не заслоняет собой личность правообладателя в отношении пользователей и третьих лиц. Пунктом 3 статьи 1 ГК РФ установлен принцип добросовестного поведения участников гражданских правоотношений. Очевидно, что добросовестный пользователь должен уплатить вознаграждение за использование произведения в силу закона. Однако уплата пользователем вознаграждения непосредственно правообладателю не всегда может быть возможной, т.к. контактная информация о правообладателе зачастую недоступна широкой публике, либо потребовать от пользователя значительных усилий, не оправданных ценностью самого использования произведения. В этой связи возможность только договорного использования может способствовать недобросовестному поведению пользователей, либо неиспользованию произведения в принципе. Равным образом, в силу территориальных и временных причин и самому правообладателю не представляется возможным потребовать у каждого пользователя вознаграждение. Соответственно, когда ОКУП собирает вознаграждения, ущемления прав правообладателей и пользователей не происходит, поскольку пользователь уплачивает, а правообладатель получает вознаграждение на основании закона. Кроме того, такой порядок способствует устойчивости гражданского оборота, стимулирует добросовестное поведение и коммерциализацию результатов интеллектуальной деятельности.

Что касается коллективного управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения, то здесь, действительно, наблюдается некоторое несоответствие принципу осуществления своих прав своей волей и своем интересе. ОКУП предоставляет лицензию на использование произведения любому пользователю, тогда как сам правообладатель, например, не предоставил бы лицензию этому лицу. Вместе с тем, нельзя забывать, что отсутствие прямо выраженного намерения заключить лицензионный договор с тем или иным лицом не свидетельствует об ущемлении воли правообладателя, а лишь о незнании воли. Ярким примером тому служат применяемые в английском праве подразумеваемые лицензии (Implied License). Кроме того, коллективное управление осуществляется только правами на обнародованные музыкальные произведения, то есть те, которые доведены до всеобщего сведения и могут быть доступны в силу этого любому пользователю. Таким образом, де-факто недобросовестное лицо может использовать такое произведение без каких-либо санкций, в том числе ввиду того, что в отношении объектов интеллектуальных прав способы защиты от использования ограничены.

При этом законодательно уставлена возможность правообладателя осуществлять индивидуальное управление авторскими правами, а также обратиться к любой организации для управления его правами. Также согласно пункту 4 статьи 1244 ГК РФ правообладатель, не заключивший с аккредитованной организацией договора о передаче полномочий по управлению правами, вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами. Таким образом, законодателем установлена презумпция: права, предусмотренные пунктом 1 статьи 1244 ГК РФ, переданы в коллективное управление аккредитованной организации. Вместе с тем, эта презумпция может быть в любой момент опровергнута правообладателем (уполномоченным им лицом). Указанное дает основание рассматривать российскую систему коллективного управления в качестве примера расширенного коллективного лицензирования (Extended collective licensing), при сохранении общего правила добровольного коллективного управления (Voluntary collective management).

Необходимо отметить, что бездоговорное коллективное управление авторскими правами является общепризнанной системой в зарубежных странах. При этом бездоговорное управление осуществляется лишь некоторыми категориями авторских и смежных прав, а также при строгой регламентации законом.

По материалам АО "РВК"

Контакты
г. Москва, ул. Новый Арбат, д.21, офис 1525
fdbi_ru
ПН-ПТ с 09:00 до 18:00