Что такое общественное достояние и существует ли добровольное общественное достояние в России?

Основным видом свободного использования объектов ИС является использование объектов, перешедших в общественное достояние. Мировой доктриной предусмотрено два понимания общественного достояния: узкое, когда действие исключительного права на объект ИС прекратилось, и широкое, когда в общественное достояние включаются объекты ИС, не обремененные исключительностью, то есть объекты ИС, которые охраняются правом, но легитимированы введением исключения или выдачей лицензии.

Мы придерживаемся узкого толкования, поскольку основная суть общественного достояния в том, что исключительное право прекращается, а не обременяется, и утрата носит безвозвратный характер. Следует отметить, что интеллектуальная собственность рассматривалась и продолжает рассматриваться с точки зрения монополистической теории, одним из проявлений которой является ограничение доступа третьих лиц к объектам ИС без специального на то разрешения правообладателя. Вместе с тем, в отличие, например, от объектов права собственности, объекты интеллектуальных прав несут в себе культурную, научную и т.п. ценность, в связи с чем стали высказываться теории о введении ограничений исключительного права. Одним из таких ограничений является установления срочного характера исключительных прав.

Согласно пункту 1 статьи 1282 Гражданского кодекса Российской Федерации, после прекращения действия исключительного права произведение науки, литературы или искусства, как обнародованное, так и необнародованное, переходит в общественное достояние. 

При этом ни в статье 1282 ГК РФ, ни в других статьях ГК РФ не установлено положений, разъясняющих возможность перехода объекта ИС в общественное достояние в случаях, отличных от прекращения действия исключительного права. В этой связи заслуживает внимания вопрос о возможности отказа правообладателя от исключительного права и передачи такого объекта ИС в общественное достояние.

Согласно пункту 2 статьи 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Таким образом, прекращение действия исключительного права по воле правообладателя и, соответственно, переход объекта ИС в общественное достояние, возможно только в случае прямого указания ГК РФ. В настоящий момент ГК РФ предусматривает только один случай прекращения исключительного права по воле правообладателя (но без перехода в общественное достояние): согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 1514 ГК РФ правовая охрана товарного знака прекращается в случае отказа правообладателя от права на товарный знак.

Кроме того, нормы о сроке действия исключительного права и о переходе объекта ИС в общественное достояние являются императивными, что исключает возможность правообладателя по своей воле прекратить действие исключительного права до истечения срока его действия, предусмотренного законом. Исходя из приведенных норм, вопрос о существовании в настоящий момент в России добровольного общественного достояния можно считать закрытым.

Однако полагаем, что законодательное установление возможности прекращения исключительного права по воле правообладателя является важным механизмом установления свободного использования на объекты ИС. Отказ от исключительных прав закреплен на законодательном уровне во многих странах. В странах общего права – США, Великобритании и находящихся под их влиянием – Индии, Чили, Кении и пр.

Во Франции в последнее время появилась общественная инициатива, связанная с введением института «добровольного общественного достояния», реформирования законодательства об авторском праве.

 Согласно § 105 Закона об авторском праве Соединенных Штатов и смежных правах, содержащийся в разделе 17 Кодекса законов Соединенных Штатов, правообладатель может в любой момент заявить о передаче своего произведения в общественное достояние. Кроме того, все произведения, созданные государством, автоматически становятся общественным достоянием. Некоторые страны включают в определение общественного достояния отказы от охраны авторских прав, в частности Чили и Кения. Законодательством указанных стран предусматривается, что «отказ автора или его правопреемника от своего права должен быть сделан в письменной форме и обнародован, но любой такой отказ не должен противоречить каким-либо предыдущим договорным обязательствам, касающимся произведения».

За исключением стран, однозначно разрешивших такую передачу в общественное достояние и придавших ей официальный статус, законность и обоснованность отказов от исключительных прав с тем, чтобы объект ИС перешел в общественное достояние является одним из наиболее дискуссионных. Представляется, что с учетом принципа осуществления своих прав своей волей и в своем интересе, отказ от права входит в правомочие осуществления правом. Соответственно, отказ от исключительного права сам по себе допустим и не вызывает каких-либо противоречий. Однако отказ от права не может рассматриваться как прекращение этого права, то есть переход объекта ИС в общественное достояние. Например, заключение договора об отчуждении исключительного права можно рассматривать как частный случай отказа от исключительного права автором. Однако в этом случае право не прекращается, а переходит к иному лицу. Вместе с тем при отказе автора от права в пользу общества – неограниченного круга третьих лиц – конструкция, в соответствии с которой право продолжает существовать у всех, представляется абсурдной.

В этой связи прекращение права в случае отказа от права подлежит обсуждению и детальной проработке. В случае положительного решения вопроса законом должна быть четко регламентирована процедура отказа от права, влекущая за собой прекращение исключительного права и переход объекта ИС в общественное достояние. Внимания в проработке данной процедуры заслуживает также проблема учета интересов лицензиатов, поскольку в случае прекращения исключительного права, лицензионный договор также прекращается. Соответственно, в случае прекращения договора договорные механизмы защиты лицензиата могут быть поставлены под сомнение (возникает необходимость заключения самостоятельного договора, либо включения в лицензионный договор условий о «непрекращающихся» нормах), что также требует законодательного урегулирования данного вопроса.

По материалам аналитики АО "Российская венчурная компания"

Контакты
г. Москва, ул. Новый Арбат, д.21, офис 1525
fdbi_ru
ПН-ПТ с 09:00 до 18:00