{ ignore } { /ignore } { ignore } { /ignore }

Интеллектуальная собственность как залог при кредитовании

Что относится к интеллектуальной собственности и помогает повысить капитализацию компании. Как получить инвестиции на развитие бизнеса и почему нужно учиться читать финансовую отчетность.

 

Меня зовут Ильдар Шайхутдинов. Я, можно сказать, первый человек в России, который занялся вопросом капитализации интеллектуальной собственности, это если говорить пафосно. А если говорить не пафосно, то я - тот человек, который раскручивает инфраструктуру роста стоимости бизнеса за счет интеллектуальной собственности. Я настолько поглощён своей работой, что, даже знакомясь с людьми в непринужденной обстановке, все равно завожу разговор в эту тему. И не потому, что мне хочется говорить о работе, а потому что эта тема захватывает любого, и подобный разговор неизбежен.

- Это на самом деле очень интересно. Расскажите о вашем бизнесе. Как называется ваша компания, чем непосредственно она занимается?

- В 2014 году я организовал компанию «Институт финансового развития бизнеса». Основным результатом нашей работы является рост капитализации компаний заказчика.

Капитализацию оценивают по разным критериям. Один из них – выручка, второй – рост собственного капитала и его динамика. Мы не маркетологи, не продажники, не продвиженцы продукции. Мы четко понимаем структуру прибыли, и откуда она берется. Прибыль формирует собственный капитал. Именно этим и занимается наша организация: обеспечивает рост собственного капитала компании.

- Кто ваши клиенты?

- Наши клиенты – те, кто генерирует любой денежный поток.

Например, мы работаем с «IL Патио», «Планета суши». На моей лекции представители компаний услышали, что каждое оригинальное меню и каждое блюдо в этом меню – инвестиция. Бренд, название блюда, история блюда — это все интеллектуальная собственность. Но зачастую эти затраты бухгалтер просто списывает на себестоимость. И это абсолютно неправильный подход! Это не «операционные затраты», а «инвестиции капитального характера». Если посмотреть, как ведут подобную работу в США и как ее ведут в России, мы увидим колоссальную разницу. В России всё отражается в статьях «текущих затрат», а в США компании отражают это как «инвестиции». Таким образом, наращивается капитал компании, а не себестоимость.

Понимаете, прибыль – это такое эфемерное понятие, которое формируется, к сожалению, не топ-менеджером, не генеральным директором, не коммерческим директором, а именно бухгалтером. Поэтому от бухгалтера очень многое зависит. Но главная проблема российского бизнеса в том, что бухгалтерскую отчётность наши руководители, чаще всего, читать не умеют. Они просто в ней не разбираются и подписывают, доверяясь бухгалтеру.

Я знаю множество примеров, когда компании, очень известные, разрушились только из-за того, что бухгалтер подготовил финансовую отчетность неправильно. Например, бухгалтер дал директору на подпись отчетность с отрицательным собственным капиталом, а компания в это время кредитовалась в банке. И буквально за две недели банк затребовал возвращение кредитов. И что произошло? Компания все деньги, которые поступали от выручки, направляла не на зарплаты и не на покупку сырья, переработку, а на погашение кредитов. Печальная история.

А что нужно было сделать? Нужно было всего лишь разобраться в отчетности!

- Нетривиальный совет!

- Да. Если бы собственники или генеральный директор желали бы разбраться с цифрами, задавали бы вопросы бухгалтерам о минусовых значениях финансовой отчетности, они бы увидели, что отрицательный собственный капитал сформирован всего лишь на три миллиона рублей. У компании оборот 600 миллионов, и три миллиона – это погрешность, которую допустил бухгалтер. И это всего лишь премия, которую они выплатили в конце декабря. И если бы они отразили ее 1 января, этой ситуации бы не было.

Но отчетность многие читать не умеет. И это приводит, к сожалению, к таким печальным последствиям.

Поэтому одной из задач моей компании является обучение собственников и генеральных директоров правильному пониманию состояния своей компании через призму финансовой отчетности. Потому что иных показателей успешности компании не существует. У организации может быть крутой офис, дорогой транспорт, какие-то сверхдорогие атрибуты у топ-менеджеров, но компания по финансовой отчетности может находиться глубоко в кризисе. Отсутствие элементарных финансовых знаний очень дорого обходится!

- Знаете, мне и в голову не приходило, что меню может быть интеллектуальной собственностью. А что еще?

- Любому растущему проекту требуется финансирование, инвестиции. Банк или инвестор оценивает компанию через призму финансовой отчётности. Смотрят на ее кредитоспособность, инвестиционную привлекательность, на долю собственного капитала, его соотношение с заемным капиталом.

У нас есть компания «VPLAB», которая занимается производством спортивного питания. Так вот они оформили свои рецептуры как ноу-хау, оценили их и поставили на баланс. Таким образом, увеличились активы компании: есть станки и оборудование, которые производят продукцию, а есть рецептура, на основании которой производится продукция. Без рецептур станки будут просто стоять и работать в минус компании, а не в плюс. Поэтому рецептура здесь играет главенствующую роль, и ее стоимость в разы превышает стоимость железа.

Без брендов стоимость продукции может быть иной на прилавках, потому что компании инвестируют в рекламу, продвижение. Таким образом, мы с вами видим, что у нас на балансе есть товарные знаки, рецептуры, без которых все остальное не работает. А ведь раньше это вообще не учитывалось на балансе!

Когда мы оцениваем и ставим на баланс интеллектуальную собственность, у нас появляются новые активы. А в пассиве, в собственном капитале появляется прибыль. И эта прибыль помогла компании снизить ставку по кредиту. И даже более того, инвесторы, которые вели диалог с компанией о взносе в уставной капитал, смогли оценить, что если они вносят деньги в капитал, то в ответ получают право на владение этими рецептурами.

На сегодняшний день многие стартапы не получают инвестиции только потому, что не могут предложить инвестору достойный обмен: инвестор просто не понимает «на что он дает деньги».

Мы компаниям помогаем поставить на баланс то, с чем они зашли в бизнес, но не смогли оценить и материализовать свои ноу-хау. Вот мы их и материализуем: оцениваем и ставим на баланс.

Таким образом, в уставном капитале компании появляется капитал, которым они могут поделиться с инвестором.

- Вам, очевидно, нравится эта работа и сама тема?

- Я горжусь тем, что в свое время спас не один бизнес. И вижу результат. Это важно!

Знаете, почему люди играют в компьютерные игры? Многие мужчины увлечены компьютерными играми, потому что имеют возможность быстро «получить результат». Они знают, что нужно сделать, могут проявить мастерство. Им еще и говорят: «Ты молодец, вот тебе приз»!

В своей работе я также увлечен, четко понимаю, что нужно делать и вижу, какой приз получает мой клиент. И в конце мне говорят: «Это здорово! Давай еще раз повторим с нашими друзьями».

- Бывает у людей профессиональная деформация: в зависимости от того, где работаешь, начинаешь мир видеть особенным образом. У вас есть такое? Вы видите, что можно сделать чьей-то интеллектуальной собственностью?

- К сожалению, мои услуги покупают только тогда, когда прослушают мои лекции. Сначала все мне говорят: «Да я всё знаю. Мы это делали». Забавно.

Почему я продаю наши услуги через семинары? Потому что на семинаре из уважения к лектору слушатель, по крайней мере, первые 5-6 минут молчит и слушает. И этих 5-6 минут мне хватает, чтобы дать человеку осознать, что он, действительно, много чего не знал.

И мы говорим о простых вещах, которые могут помочь компании выжить в кризис, сделать рывок на растущем рынке или просто обезопасить себя.

Расскажу один кейс, и вы поймете, о чем я говорю.

Я на каждой лекции прошу участников ответить на один и тот же вопрос: «Скажите, пожалуйста, как вы думаете, если наемный сотрудник компании получил задание «снизить себестоимость выпускаемой продукции», собрал вокруг себя инженеров, технологов, создал проектную рабочую группу, они за полгода разработали новую рецептуру, запустили новый технологический процесс. И вот стоимость продукции снизилась с 20-ти условных единиц до 14, например. По сути, мы получили новую технологию. И это результат интеллектуальной деятельности. Компания в результате снижения себестоимости, заработала дополнительно 5 млрд рублей выручки за год или 1 млрд прибыли. Вопрос: «Кому принадлежит интеллектуальная собственность?» Вот вы тоже ответьте!

- Компании?

- А с чего вы это взяли? Почему вы так решили?

- Ну, специалист же работает в компании, получил задание от своего непосредственного руководителя…

- Все верно. Так сказано в кодексе, что «все права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в рабочее время, принадлежат организации». Но в пункте 2 этого раздела сказано, что организация обязана в течение четырех месяцев закрепить за собой исключительное право на интеллектуальную собственность и выплатить сотрудникам авторское вознаграждение. Если этого не было сделано, то все права автоматически возвращаются автору. И уже автор имеет право на получение роялти. Размер роялти определяется сторонами либо судом.

Получается, специалист из рассказанного мной кейса, должен получить роялти 500 млн. рублей.

Никто не читает закон. Там много интересного!

«Авторское право» – никто о нем ничего не знает, но все любят рассуждать про «авторские права». Еще есть слово «патент». На этом все знания в данной сфере заканчиваются. А там, извините, приводится 400 листов подробного текста со штрафами и пенями.

Я веду семинар на тему: «Как зарабатывать на интеллектуальной собственности». Кому он адресован? Я его всегда адресую собственникам компаний, потому что они могут либо потерять, либо заработать на интеллектуальной собственности. И вот, после всего сказанного, когда вы спрашиваете, насколько интересна мне эта тема, почему я так увлекательно рассказываю, я могу ответить: когда я начинаю разговаривать с собственниками компаний, то всегда поневоле задаю простой вопрос: «Что там у вас с интеллектуальной собственностью?». «Да у меня все в порядке», – отвечают.

И тут я начинаю смеяться и задавать дополнительные вопросы. И результат всегда один и тот же! Ничего не в порядке!

- Так что про профессиональную деформацию? Вы видите, что можно сделать интеллектуальной собственностью?

- Есть такое. Профессиональная деформация у меня происходила с 2008 по 2014 год, потому что назревало желание открыть свой бизнес. В 2008 году я работал в компании «Рускомпозит». Мы покупали один из заводов. Покупая завод, его нужно было оценить и провести переговоры с собственниками. Собственники хотят продать его дорого. Покупатели хотят купить дешево. Я, как переговорщик, как финансовый директор, должен был со стороны покупателя аргументировать, почему я должен снизить стоимость.

Завод продавали за 500 млн рублей. Основная ценность, разумеется, не в здании, не в земле под ним, не в оборудовании (все оборудование давно амортизировано), а в технологии и рецептуре. Но! Нет ни одного официального документа, подтверждающего право владения данными технологиями. И это дало мне, во-первых, аргументы в переговорах. И позволило от имени покупателей совершить очень выгодную сделку. А во-вторых, абсолютное понимание, «какие именно знания могут сейчас быть максимально востребованы у собственников». Это и определило мою дальнейшую деятельность.

- Что еще можно считать интеллектуальной собственностью? Вы мне сказали про меню в ресторане, рецептуру в спортивном питании и технологиях, снижающих себестоимость продукта. Что еще?

- Вы пьете чай? Его рецептура и способ производства – это интеллектуальная собственность.

Вы сидите на стуле? Конструкция стула тоже интеллектуальная собственность. И даже на ролики, которые прикреплены к стулу, есть свой патент. Каждый производитель стула оплачивает роялти тому, кто придумал в свое время этот ролик для стула.

Все вокруг нас является результатом чьей-то интеллектуальной деятельности и чьей-то интеллектуальной собственностью.

- Всех спрашиваю, «тяжело ли быть предпринимателем в России»? Вас же спрошу, в связи с тем, что вы рассказали: тяжело ли быть собственником в России?

- Быть собственником очень увлекательно. Но тяжело. Сильно тяжело и очень увлекательно (смеется). Я знаю много людей с по-настоящему хорошим бизнесом, но в связи с локдауном, отсутствием возможности организовывать, например, культурно-массовые мероприятия, остались вообще без источников дохода, с большими долгами перед сотрудниками, которых вынуждены были содержать. Но не смогли этого сделать и бизнес закрыли. И сегодня они устроились на работу наемными топ-менеджерами в чужие компании.

Но я знаю и многих, кто «поймал жар-птицу за хвост» во время кризиса. И беспредельно восхищаюсь этими людьми, которые поняли, что час «Х» наступил, и пора действовать – это круто!

Есть и третья категория. Я видел тех, кто переформатировал свою деятельность коренным образом: бросил старый бизнес и занялся новым. Как вы думаете, в таком состоянии тяжело жить? Насколько это интересно, увлекательно? Или насколько это «хорошо»?

Я раньше немного жалел тех, кто ходит на работу и получает заработную плату. И думал: «ох, как жаль, вы должны ходить на работу, ждать зарплату, отпуск согласовывать с руководством». А вот сейчас смотрю и думаю: «О, как же хорошо работать в чужой компании! Локдаун, все дома или на даче и при этом им платят зарплату!».

Тяжело ли быть предпринимателем в России? Тяжело. Независимо от того, что у тебя есть меры господдержки. В России к тебе в любой момент придут 33 проверяющих, потому что ты же сам своими налогами оплатишь их существование. Какую экономическую ценность они приносят, потратив мое и свое время?

Тяжело ли быть предпринимателем, когда тебе не доверяют, увеличивая количество проверяющих? Мне кажется, тяжело.

Я считаю, что мотивирующим фактором для любой компании должны стать понятная сумма налога и понятная ответственность за то, если ты этого не сделал. Тогда многие вещи высвободятся сами по себе.

- Давайте о вас. Кроме работы и лекций, кроме того, что вы открываете глаза руководителям компаний на возможности, которые они до сих пор не видели, чем вы занимаетесь?

- Сейчас расскажу! Я буквально сегодня вышел в офис, чтобы встретиться со своими друзьями, с которыми неделю провел в Турции. Дело в том, что я создал клуб яхтинга и путешествий «Флот деловых людей» - «Делофлот».

Родился он у нас 1 июня 2018 года, благодаря тому, что мой друг Максим Домбровицкий, тоже член Клуба лидеров, в свое время позвал меня на яхте в море.

Я понимал, что это опасно, но очень интересно и волнительно, потому что меня сильно укачивает. Но я решился, и мы пошли. И путешествие оказалось настолько увлекательным, что я, не раздумывая, согласился на второе. И так получилось, что второе путешествие мне не понравилось. Почему же, стал я анализировать и понял, что коллектив был другой. Команда является ключевым источником впечатлений на яхте. Ты либо «с теми» людьми на лодке, либо «не с теми». Когда я раздумывал «идти мне или не идти» в следующий раз, то понял, что я настолько влюбился в море, в парус и саму атмосферу, что решил, что не готов сдаваться, но и не готов идти на компромисс.

И я предложил Максиму выступить капитаном яхты, но в той команде, которую соберу я сам! Я являюсь членом генерального совета «Деловой России» и членом Клуба лидеров. У меня большой контакт-лист, разного формата, разного уровня бизнесов, и мы с ними очень дружны. Я в чате написал, что мы собираемся на катамаране пройти вокруг Сицилии: «Кто с нами?». И каково же было удивление, что вместо одной собралось три яхты. Первую регату мы организовали 1 июня 2018 года, обошли Сицилию, это было прекрасно. В октябре мы организовали вторую регату. И вот в октябре этого года прошла уже десятая регата «Делофлота». А на самом деле, их могло бы быть уже 15, если бы не пандемия.

- Да, Максим Домбровицкий рассказывал в своём интервью о вашем проекте «Делофлот». Действительно, очень интересно!

- Второе увлечение – это… Опять же, мы с Максимом увлекаемся. Я собрал команду предпринимателей, которые по-настоящему любят чувство свободы. Свобода – эфемерное ощущение. Каждый из нас чувствует себя свободным по-разному. Но почему-то все обретают чувство свободы за рулем мотоцикла.

Мы создали клуб «Мотокрылья». Туда входят известные предприниматели, практикующие езду на байках. Весной этого года мы были на Кавказе, проехали по регионам. В каждом регионе нас встречали главы муниципалитетов с хлебом и солью, местным квасом, как положено! Отдыхали за рулем мотоциклов, любовались красотами гор! Фотографии потрясающие! Мы ездили по хозяйствам предпринимателей «Деловой России», смотрели, как они живут, как работает их бизнес. Проводили совещания, вели разговоры и просто отдыхали. Ощущение, знаете, когда ты один за рулем мотоцикла, это одно, когда вас двое на мотоциклах - это другое. А когда вас 20 человек на мотоциклах и вы в колонне – просто не передать словами! Когда 20 Harley Davidson едут по трассе, заезжают в любой город, жизнь города резко меняется: все смотрят только на вас, все сигналят, за нами сразу выстраивается колонна машин. Целая история! В общем, всегда мы ловим восхищенные взгляды и едем колонной, каждый на своей волне, которая принадлежит только ему, но и все вместе, в одном потоке. Каждый из нас чувствует, что он свободен. Это уже коллектив специфических людей, потому что, поймите, когда есть клуб вина, в который может зайти любой, или сигарный клуб, в котором любой может закурить сигару и стать членом сигарного клуба, но вот сесть за руль мотоцикла, да еще и Harley Davidson, нужно иметь смелость. Да еще отправиться в дальнее путешествие!

Один из наших девизов, когда мы, отдыхая, поднимаем тосты, звучит так: «Это лучшая работа в мире!». А другие поднимают в ответ бокалы и говорят: «Это самая лучшая работа в мире!». Это наш такой уже призыв к действию. И мы все ждем следующего утра, чтобы снова услышать рокот мотора и двигаться дальше.

- Расскажите про Клуб лидеров. Зачем вам эта организация? Посмотрите, вокруг вас много людей, друзья, разные объединения. Зачем вам еще и Клуб лидеров, что он дает?

- Я сталкивался в работе и в жизни со многими бизнес-клубами Москвы. Есть клубы, которые только зарождаются, в них только рождаются определенные правила и культура. Есть те, кто существует давно, в них культура уже сформирована.

Но команда всегда определяет всё.

У вас бывает момент, что вы одиноки? И хочется с кем-то поговорить. Вы берёте и пишете в чат Клуба лидеров: «Я хочу выйти выпить кофе», геоточку скидываете. И к вам точно кто-то приедет. Обязательно, если кто-то будет ехать мимо, к вам заедут. Или вы пишите: «Кто – где?» Народ скидывает точки, где они находятся. И вы садитесь и выбираете, в какую компанию хотите попасть. Вы просто едете в то место и попадаете в новый мир, который крутится, взрывается или просто молчит, о чем-то размышляет. Одним словом, к друзьям!

Клуб лидеров изначально покорил меня, восхитил тем, что это клуб путешествий. Хотим мы - не хотим, но из опыта Клуба лидеров я вынес одно: по-настоящему мы узнаем своих друзей, и они становятся друзьями, именно в путешествиях, только когда мы отделяемся от своей квартиры и едем в новые города. Клуб лидеров очень много путешествует. И благодаря этому контакт между людьми налаживается гораздо быстрее, чем в любых других клубах. Клуб лидеров за время своего существования, а ему скоро будет 10 лет, внутри создал костяк делового братства, взаимовыручки, не на словах, не делового взаимодействия, а именно дружественных взаимодействий. Именно эта культура привита в Клубе лидеров. И благодаря общению в пути, контакт и доверие между людьми налаживаются быстрее, чем где бы то ни было. Именно по объему, по количеству людей, которые сплотились между собой и перезнакомились, Клуб лидеров очень сильно отличается.

Так что, Клуб лидеров не только про бизнес, хотя многие свои бизнес-вопросы можно решать через него, но вот чувство «близости душ» и чувство «плеча настоящего товарища» проявились у меня лично именно в этом клубе.

- В финале интервью я спрошу о прогнозах. Как вы думаете, в вашей сфере в ближайшие пять лет какие будут изменения? Прогнозы пессимистичные или, скорее, оптимистичные?

- Рынок, в котором мы сегодня работаем, в ближайшее время ожидает подъем. Во-первых, изменились налоговые режимы, появились новые налоговые льготы для тех, кто будет продавать не продукцию, а технологию и права на интеллектуальную собственность. Сегодня налоговый кодекс настолько щедр на льготы для компаний, которые готовы этим заниматься. И теперь смарт-компании и компании, которые обладают прогрессивным менеджментом, могут совершить огромный рывок!

Они, действительно, смогут выйти на мировой рынок не только с товаром, но еще и с технологиями, которые имеют высокую коммерческую ценность. Государство для этого сделало всё. Поэтому я считаю, что на этом рынке будет огромный всплеск.

Я приведу метафору. Мне часто говорили, что за счет интеллектуальной собственности вы, по сути, «надуваете компании». И я отвечаю: «Представьте себе воздушный шар. Если вы хотите его подняться в небо, вам нужно его накачать. Если вы его перекачаете, он взорвется. Если вы его недокачаете, он останется на земле. Если вы его гармонично подкачаете в соответствии с требованиями, вы подниметесь вверх и сможете увидеть за горизонтом то, что не могут увидеть те, кто остался на земле. А они снизу вам будут кричать: «Вы всё делаете не так!».

На самом деле, каждый должен понять, как высоко он может взлететь и насколько далеко сможет смотреть благодаря тому, насколько качественно он управляет своими активами. И интеллектуальная собственность может быть тем самым активом, который поднимет любую компанию в небо.

Источник: Ильдар Шайхутдинов: Как зарабатывать на интеллектуальной собственности (snob.ru)

Контакты
г. Москва, Новый Арбат, 21
ПН-ПТ с 09:30 до 18:30