Нарушение прав на товарные знаки при использовании 3D-печати

Развитие технологии 3D-печати может повлечь за собой массовое нарушение прав на товарные знаки. Сегодня ИФРБ заботливо рассказывает читателям об основных подводных камнях, которые следует учитывать в условиях все большего использования и распространения данной технологии.

Некоторые исследователи утверждают, что распространение 3D-принтеров может даже сформировать самостоятельный рынок контрафактной продукции. Главным смыслом правовой охраны товарного знака принято считать обеспечение индивидуализации предприятий, товаров и услуг, что призвано защитить репутацию продукта, а также защитить потребителей от введения в заблуждение относительно производителя товара или свойств товара. Кроме того, товарный знак также несет в себе цель создания самому товару определенного статуса в связи с той ассоциативной связью, которая возникает у потребителя в связи с товарным знаком. Обесценивание бренда влечет за собой существенные издержки для участников рынка. Говоря об угрозах со стороны 3D-печати, целесообразно прежде всего рассмотреть вопрос о том, как распространение этой технологии влияет на каждую из обозначенных целей предоставления правовой охраны. 

В первую очередь, риск заключается в сканировании объекта, на котором изображен товарный знак производителя. При этом создаваемая цифровая модель также будет содержать сканированный товарный знак, либо воспроизводить объемный товарный знак. В результате печати такой цифровой модели, конечным потребителем совершается нарушение прав на товарный знак – нанесение охраняемого обозначение или его воспроизведение. Имеет ли в таком случае введение потребителя в заблуждение? Вероятнее всего, нет, если он сам изготовил или заказал изготовление копии. Можно говорить о возможном нарушении только в том случае, если какое-то предприятие начинает производить изделия с использованием цифровых моделей оригинальных изделий. Однако является ли такой риск новым явлением? С точки зрения права, такое нарушение мало чем отличается от существующих сегодня контрафактных производств: это все то же нарушение исключительного права на товарный знак, только выполненное несколько иным способом. Таким образом, если и можно сказать, что с распространением 3D-печати возрастает риск введения потребителя в заблуждение при нарушении товарного знака, то такое возрастание незначительно и по сути представляет собой количественное, а не качественное изменение. С другой стороны, возникает вопрос о возможном обесценивании брендов в условиях, когда каждый может использовать 3D-принтер для нанесения на любой товар любого логотипа.

Но привносит ли новая технология какие-то такие условия, что можно говорить о возникновении нового правового феномена, требующего самостоятельного регулирования? Рассматривая технологию 3D-печати, безусловно, необходимо иметь в виду тот гигантский потенциал, который эта технология в себе несет. На первый взгляд, аддитивное производство кажется таким явлением, которое способно нанести существенный урон традиционным механизмам правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности. Однако более детальное исследование как самой технологии, так и действующего законодательства, позволяет сделать вывод о том, что с точки зрения права 3D-печать не представляет собой какого-либо принципиально нового явления. Наиболее яркую аналогию можно провести с эффектом от применения компьютерных технологий для массового распространения музыкальных произведений в форме файлов. CAD-файлы, по своей сути, представляют собой те же компьютерные файлы.

Если данные файлы будут нарушать исключительные права, право интеллектуальной собственности, также как в случае с контрафактной музыкой, найдет способы, чтобы противостоять угрозе. Естественно, существующие нормы должны быть адаптированы к новой технологии, но вероятнее всего, этот процесс будет постепенным и мягким. В настоящем исследовании предложен ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства в сфере авторского и патентного права в связи с развитием аддитивного производства. Имея в виду новизну предмета исследования и отсутствие сформированной судебной практики, полагаем, что предложенные идеи нуждаются в дополнительном обсуждении и доработке. Следует подчеркнуть, что законодателю важно обеспечить баланс интересов правообладателей, которые хотя защититься от угрозы нарушения своих прав, и интересов тех, от кого зависит дальнейшее развитие технологии 3D-печати.

По матриалам аналитики ОАО "Российская венчурная компания"

Контакты
г. Москва, ул. Новый Арбат, д.21, офис 1525
fdbi_ru
ПН-ПТ с 09:00 до 18:00